“Час великих надій”: відновлення історичної пам’яті в міському просторі (відео)

В рамках дружньої співпраці ми продовжуємо публікувати виступи учасників наукової конференції під назвою “Меморіальні музеї сьогодні: специфіка фондової, експозиційної та освітньої роботи”, що проходила 6-7 листопада в приміщенні Музично-меморіального музею Соломії Крушельницької у Львові.

Сьогодні ми пропонуємо вам текст доповіді старшого наукового співробітника Меморіального музею К. Г. Паустовского (філія Одеського літературного музею) Тетяни Рибнікової на тему “Время больших ожиданий”: восстановление исторической памяти в городском пространстве. Научно-просветительская работа в одесском Мемориальном музее К. Г. Паустовского.” мовою оригіналу:

Старший науковий співробітник Меморіального музею К. Г. Паустовского (філія Одеського літературного музею) Тетяна Рибнікова
Старший науковий співробітник Меморіального музею К. Г. Паустовского (філія Одеського літературного музею) Тетяна Рибнікова

“Обновление экспозиции музея в 2017 году стало для нас поводом по-новому задуматься о роли мемориального музея как места памяти в городском пространстве. Сегодня экспозиция музея Паустовского не просто рассказывает о прекрасном писателе и его творчестве. Музейное пространство устроено как приглашение к разговору, обращенное к самой широкой аудитории — к нам приходят и взрослые, и дети, и одесситы, и приезжие из других городов Украины и иностранные туристы.

Наш мемориальный музей совсем маленький, и экспонаты в нем вроде бы скромные, простые, но они позволяют работать с каждым посетителем индивидуально: каждый может найти что-то, что покажется ему любопытным, и  вписывая эту маленькую вещь, маленькую деталь, мы рассказываем о ее месте в жизни писателя, а потом встраиваем этот рассказ в большой исторический контекст, – и таким образом мы на каждой экскурсии индивидуально для каждого посетителя восстанавливаем образ времени и образ города, в котором жил и работал Паустовский.

Костянтин Паустовський
Костянтин Паустовський

Например, мы показываем документ и открытку. «Приказ Чрезвычайной Тройки  по борьбе с контрреволюцией, бандитизмом, спекуляцией и преступлениями по должности от 27 августа 1920 года»[1] и открытку с изображением дома № 29 по ул. Дерибасовской (ранее гостиница «Большая Московская»,  одесситам известная как «дом с лицами»). Мы рассказываем, что в этом доме располагалась организация Опродкомгуб, описанная в повести «Время больших ожиданий»[2] Константина Паустовского. И эта же организация фигурирует в романе «Золотой теленок»[3]  Ильи Ильфа и Евгения Петрова как контора «Геркулес».

Таким образом, например, для поклонников творчества Ильфа и Петрова этот экспонат объясняет, где собственно, работали персонажи романа «Золотой теленок» и чем они, по сути, занимались: отнимали у селян плоды их труда, забирали продовольствие у тех, кто его вырастил, спекулировали отнятым и становились подпольными миллионерами. Для людей, которые хотят знать историю Украины, этот документ – «Приказ Чрезвычайной Тройки…»  — ценное свидетельство о том, кто и каким образом участвовал в подготовке Голодомора 1932 — 1933 годов. А для юного поколения одесситов дом с лицами на Дерибасовской перестает быть просто  старым зданием, а напрямую связывается с историей страны, которую изучают в школе.

Меморіальний музей К. Г. Паустовського в Одесі
Меморіальний музей К. Г. Паустовського в Одесі

Почему мы говорим о роли мемориального музея именно в городском пространстве? Музей — это и машина времени (экспозиционная витрина — окошко в прошлое) и это территория памяти. Мы ведь не просто сохраняем память, сохраняем исторические документы — мы еще и работаем с памятью. Чтобы память о чем-то сохранялась, мы должны соотносить ее с сегодняшним днем, то есть вновь и вновь отвечать на вопрос «Почему это важно сегодня?»

Память — это необходимая часть сохранения идентичности. «Я» это «я» благодаря тому, что я помню о себе: что раньше я был маленьким, бабушка рассказывала мне сказку, у меня была любимая игрушка, мне нравилось или не нравилось ходить в школу, я учился, я работал и так далее — каждая минута жизни формирует и изменяет личность человека, и я остаюсь собой и каждый день по-новому становлюсь собой благодаря этой памяти о прошедших днях и минутах моей жизни. Поэтому на уровне отдельного человека потеря памяти это тяжелый удар для личности и для идентичности человека.

Експозиція Меморіального музею К. Г. Паустовського (філія Одеського літературного музею)
Експозиція Меморіального музею К. Г. Паустовського (філія Одеського літературного музею)

Мне кажется, что в нашей стране историческая память это большая и сложная проблема. Я имею представление о том, что украинские селяне так или иначе жили и работали на земле. Я могу более или менее представлять себе, как раньше жили люди в моем городе — люди в странной одежде, и с совсем чуждым мне и больше не существующим образом жизни. Вроде бы это прошлое моей страны, но у меня нет с ним связи, потому что ничто из этого не касается моей жизни сегодня, я никак не могу себя соотнести с этим прошлым.

Скромный экспонат маленького мемориального музея рассказывает свою нехитрую историю, и если эта история чем-то во мне отзывается, то происходит чудо: я могу почувствовать, как горько и больно было украинскому селянину отдать хлеб, который он вырастил тяжелым трудом, и как ему было страшно этот хлеб спрятать; и как городскому жителю неоткуда было достать пропитания и он становился советским служащим, получал от советского государства копеечное жалованье, выполнял указания, становился винтиком в репрессивной машине, и ему тоже было очень страшно. И драма, которая закончилась катастрофой украинского крестьянства развивалась в том числе и в моем городе, в красивом здании на улице Дерибасовской… и в момент, когда я это осознаю, я возвращаюсь в течение истории, прошлое больше не абстрактные беды чужих людей, а жизнь моего города, а моя жизнь — часть и продолжение этой истории.

Експозиція Меморіального музею К. Г. Паустовського (філія Одеського літературного музею)
Експозиція Меморіального музею К. Г. Паустовського (філія Одеського літературного музею)

Подарить прошлое людям, лишенным прошлого, лишенным связи с землей, на которой они стоят, лишенным связи с камнями городских улиц, по которым они ходят, – в этом состоит одна из главных задач мемориального музея. Если говорить о нашем музее, то эта задача оказывается как нельзя более созвучна и самой личности Константина Паустовского, и его творчеству.

Надежда Мандельштам вспоминала:

«…Смягчал нравы и Паустовский… он открывал мелким служащим – бухгалтерам, счетоводам, учителям, что есть простая жизнь, речка, солнце, цветы, деревья и можно проявить чуточку доброты – накормить кошку, улыбнуться соседу, не напакостить сослуживцу… И Паустовский, и Эренбург подготовили читателей Самиздата в едва очнувшейся от террора стране» [4]

Старший науковий співробітник Меморіального музею К. Г. Паустовского (філія Одеського літературного музею) Тетяна Рибнікова
Старший науковий співробітник Меморіального музею К. Г. Паустовского (філія Одеського літературного музею) Тетяна Рибнікова

«Время больших ожиданий» – одна из самых знаменитых и любимых книг Паустовского и одна из самых знаменитых и любимых книг об Одессе. Хотя 1919 -1920 годы,  период когда разворачивается действие повести, нельзя назвать счастливым временем для нашего города. «Окаянные дни»[5] Ивана Бунина, «Уже написан Вертер» [6] Валентина Катаева и, особенно, комментарий к этой повести одесского краеведа и исследователя Сергея Лущика[7], убедительно свидетельствуют, что ничего хорошего ожидать от советской власти не приходилось.

Так что же увидел Константин Паустовский в нашем городе, что узнал и понял об уникальном опыте Одессы?  Нечто настолько важное, дающее надежду, что в важнейший, переломный момент истории пишет книгу об Одессе.

Мы с вами знаем, что музей это «территория прошлого». Но тоталитарное государство, которым был Советский Союз на протяжении большей части своего существования, отправляло происходившее не в историю, не в Прошлое, а в небытие[8]. Кто жил в той стране знает, что архивы были не доступны для исследователей, в библиотеках существовали т.н. «спецхраны». И если кому-то и удавалось получить газету или журнал из такого специального хранилища, то часто там отсутствовали страницы, были вычеркнуты имена, уничтожены лица на фотографиях. Государство достигло просто немыслимых  результатов в фальсификации истории. Государство сумело события грандиозного масштаба, события, которые влияли на жизнь миллионов людей сделать «невидимыми» не только для потомков, но, даже для большей части современников.

Експозиція Меморіального музею К. Г. Паустовського (філія Одеського літературного музею)
Експозиція Меморіального музею К. Г. Паустовського (філія Одеського літературного музею)

Советская версия истории Одессы не исключение, а яркий пример фальсификации истории.

Феноменальный успех Одессы в период от основания города в 1794 до 1914 года это нечто подобное чуду [9]. Это история о том, чего не бывает в империях, особенно в такой империи как Российская.  Порто — франко (гавань свободная от пошлины), права городского самоуправления, фактическая остановка действия крепостного права, свобода предпринимательства, расцвет торговли, уважение права частной собственности. Там, где нет частной собственности, – нет ответственности. А где нет ответственности –   нет и не может быть свободы[10].

А знают ли историю своего города нынешние одесситы?..

Вновь и вновь мы сталкиваемся с удивительной живучестью советских фальсификаций. Что можно противопоставить громадной, великолепно отлаженной машине пропаганды, машине, которая была создана в Советском Союзе, отлажена поколениями специалистов по идеологической работе и которая, к сожалению, продолжает свою убийственную работу по сей день?

Я думаю, что та работа, которую выполняют сотрудники мемориальных музеев — работа с памятью, работа со смыслами, работа со скромными и непритязательными экспонатами — кропотливая повседневная работа  способна изменить существующее положение вещей и делает это каждый день. Сохранить память, научить говорить экспонаты. Человек, который пришел в музей, получает возможность услышать тихий голос истории, прикоснуться к смыслам, которые дремлют внутри наших экспонатов, почувствовать свою связь со временем и с людьми внутри времени и осознать себя маленькой частью большой истории. А осознать свою связь с прошлым своей страны, значит также и найти свое место в ее будущем.

И мы, сотрудники мемориальных музеев, можем ему в этом помочь.”

Тетяна РИБНІКОВА
старший науковий співробітник Меморіального музею К. Г. Паустовского (філія Одеського літературного музею)

Литература:

  1. Шкляев И.Н. Одесская губчека как орган внесудебной репрессии.// Одесский государственный университет. Записки исторического факультета. – Одесса, 1997. Т. 5. – с. 277 – 283.
  2. Паустовский К.Г. Время больших ожиданий. Рассказы, дневники, письма. – Одесса: ПЛАСКЕ, 2012.
  3. Ильф И. А., Петров Е. П. Золотой теленок. – Харьков: Фолио, 2001.
  4. Мандельштам Н.Я. Вторая книга. – М.: Согласие, 1999.
  5. Бунин И.А. Окаянные дни. – Одесса, 1998.
  6. Катаев В.П. Уже написан Вертер. – Одесса: Оптимум, 1999.
  7. Лущик С.З. Реальный комментарий к повести В.Катаева «Уже написан Вертер». – Одесса: Оптимум, 1999.
  8. НайдорфМ.И. Производство прошлого (к культурологии времени). // Эсхатос: философия истории в предчувствии конца истории. Сб. ст. – Одесса, 2011. – с.304 – 309.
  9. Patricia Herlihi. Odessa: A History, 1794 – 1914. – Harvard University Press, 1987. Пер.: Патриція Герлігі. Одеса: Історія міста, 1794 -1914. – Київ, 1999.
  10. Richard Pipes. Property and Freedom. – Alfred A.Knopf, New York, 1999.  Пер.: Ричард Пайпс. Собственность и свобода. – М.: МШПИ, 2000.

Напишіть відгук